«Соблаговолите, батюшка, приказать!»

Александр Кирш «Зеркало недели. Украина» №13, 08 апреля 2011

Неспециалисты первый абзац могут пропустить, а специалистам на всякий случай напомню: статья 39 Налогового кодекса, регулирующая обычные цены, вступает в силу — согласно п. 1 его Заключительных положений — с 2013 года, а до тех пор — согласно п. 8 подраздела 10 Переходных положений — применяется п. 1.20 «ушедшего» Закона «О налогообложении прибыли предприятий». На него, на 1.20, и будем ориентироваться.


Налоговики, как правило, не спорят с тем, что обычные цены в опте и рознице на одно и то же — различаются. Ибо те из тружеников ГНА-ГНС, кто в далеком детстве учил политэкономию — или что там у них теперь вместо нее, — помнят о многоуровневой системе торговых надбавок.

Поэтому совершенно естественно, что поштучная реализация производится дороже, чем партионная, что 1 стоит дороже, чем 1/10 от цены за 10.

Но раз цена за 1 отличается от цены за много, что мешает сделать систему цен гибко-ступенчатой? Но чтобы конкретная цена зависела не от личности покупателя («маме директора, конечно, дешевле»), а от того, в какой интервал по тому или иному признаку (чаще всего — по количеству приобретаемого или срокам оплаты) попадает данная покупка. При этом условия, влияющие на цену, должны быть четко оговорены в ценовой таблице, то есть, по-русски, прайсе, а прайс этот обязан висеть на самом видном месте и — главное — быть документально оформленным и утвержденным на такой-то период директорским приказом.

По большому же счету, обычной при определенных обстоятельствах может быть и цена, когда без всяких прайс-таблиц некий товар продается даже дешевле цены приобретения. Но и в этом случае должен быть приказ — типа «в связи с ожидаемым изменением конъюнктуры рынка приказываю все накопившиеся товары срочно реализовать по договорным ценам без нижнего ограничения цены».

Обычной должна признаваться и любая публично объявленная цена (на ценнике, на TV, в газете) или даже цена «экспериментальная» — согласно приказу (опять приказ!) об исследовании покупательной способности рынка. (Лишь бы не нуль — такая цена обычной быть не может!)

Умные «обычноценовые» приказы достойны пополнить стандартную папку грамотного «бухюриста», в которой и без них такого уже навалом. Так, «джентльменский перечень» бумажек, способных принести многотысячную (иногда — меньше) экономию, включает приказы о:

хранении дома документов на сумму (к примеру) сверх 1 тыс. грн. (тогда, чтоб их изъять, проверяющим понадобятся сложнодобываемые санкции, вынуждающие ввести ситуацию в правовое русло);

хранении постоянных проездных билетов ночью в сейфе (чтоб работникам не шили НДФЛ);

а также об:

оприходовании чего-либо (а то и всего подряд «за исключением исключений») для использования в хозяйственной деятельности (для затрат и налогового кредита), а субстанций стоимостью более 1000 грн. (плюс НДС) в 2011 году, а затем стоимостью более 2500 грн. — еще и на срок не менее одного года и не менее операционного цикла (для права основных средств на амортизацию);

использовании объекта основных средств, которому грозят «льготные» НДСные проблемы, исключительно в облагаемой деятельности — во избежание доначисления обычноценовых налоговых обязательств;

использовании телефонов и Интернета только для хозяйственных целей — с запретом использовать их же бесхозяйственно;

отправке письма на тему «Верните деньги/Оплатите, а не то…» (тогда очевидна борьба за погашение дебиторской задолженности, а не участие в преступном сговоре).

Всем понятно, что документы эти — чисто формальные, но вот презумпцию невиновности плательщику они создают. Теперь уже не он должен что-то доказывать, а проверяющий — что приказы то ли не соблюдались, то ли вообще (почему-то) левые. Ситуация — как с той собакой, которая все понимает, а сказать не может. Так все понимает и инспектор, да только доказать понимаемое (кроме как фразами «Да шо вы мне тут, за кого вы меня держите, шо вы из меня делаете…») ему будет сложновато.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *