ГНАУ do you do, или 10 заповедей

Александр Кирш «Зеркало недели» №6, 19 февраля 2005

Попытаемся обобщить и систематизировать, чего именно ожидают украинские бизнесмены, включая мелких предпринимателей, от налоговой ветви новой власти. В общем, поприветствуем ее, приходящую, советами.


Многие в принципе готовы изменить свое отношение к налогам в лучшую сторону. И не обманывать налоговую службу народного президента так, как обманывать налоговиков при других президентах они уже привыкли. Но тогда должны быть и определенные встречные шаги, на которые предпринимательство Украины вправе рассчитывать. О них — по порядку.

1. Главным шагом, знаменующим реальный поворот налоговиков в направлении предпринимательства, явилась бы отмена (как в России) института налоговой милиции. Трудно найти в госаппарате звено, более коррумпированное и погрязшее во всем, в чем только можно погрязнуть, чем это. Точно так же трудно найти ведомство, расформировать которое было бы еще важнее. Именно налоговая милиция стала олицетворением карательной функции налогообложения, применяемой практически исключительно по политическим мотивам (при мотивах иных все ограничивается «стандартной» коррупцией).

 

Наделение в мирное время части экономической службы государства чрезвычайными полномочиями к наведению порядка не привело, а только породило новых хищников-паразитов, лишь иногда — по «спецзаказам» — отрабатывавших власти «право на концессию», по которому все предпринимательство фактически было отдано им на откуп. Что ж, на откуп — так на откуп, все и откупаются…

Сначала страна должна победить коррупцию, а затем уже — если понадобится — заводить орган с такими особыми суперполномочиями. Иначе в бизнес-среде оказываются дискредитированными и налогообложение, и право, и государство.

2. Прямая корреляция между финансированием «не тех» партий (или, чего доброго, участием в их деятельности) и налоговыми «наездами» является в современных условиях одним из основных показателей отсутствия реальной демократии. Если «правила» останутся разными в зависимости от цвета «крыши», то революцию можно было и не делать. Налоговая служба обязана перестать быть органом политического устрашения (и касается это не только тех, кого народ любовно называет «полицаями»).

3. Коррупция в налоговой среде общеизвестна. Хуже всего при этом честным предприятиям, которых все равно вынуждают что-то отстегнуть «по результатам проверки» и бюджету, и «на лапу». В специальной литературе уже всерьез обсуждаются наиболее безобидные основания для доначислений, вызванных не ошибками в налоговом учете, а его ошибочной безошибочностью, из-за которой и приходится возводить напраслину на самого себя, чтобы не подводить инспектора.

А уж что его лично нельзя отпускать с пустыми руками, не знают только школьники, и то из младших классов.

Зачем, в таком случае, честно работать? Всегда дешевле договориться! Тем более что договариваться придется все равно (не берут же только у «политических», с которыми решать полюбовно не велено).

Искоренение взяточничества — а равно и обязательности доначислений — тот самый оселок, на котором будет проверено: к руководству в ГНАУ пришли достойные люди или опять как обычно.

4. Зачастую свои функции налоговики выполняют благодаря такой специфической субстанции, как налоговые накладные. Задумывались они, ясное дело, с самыми благими намерениями — освободить от ответственности за неуплату НДС невинных покупателей, НДС этот своему поставщику законопослушно заплативших. А уж куда он, нерадивый, его дел — в бюджет, тоже своим поставщикам или пустил на обналичку — заботой невинного быть не должно.

Ну а сложилось все с точностью до наоборот. Поскольку фиктивные фирмы налоговая найти не в состоянии (чем вместо этого занялась налоговая милиция, мы уже сказали), то ответственными сделали не левых выписывателей, а правых получателей. Вопреки, между прочим, не только логике, но и позиции Верховного суда.

Впрочем, как раз для этого налоговые накладные и их непризнание — не самое главное. Тут ключевой формой стало признание сделок недействительными. А вот для чего оказались необходимы именно налоговые накладные — так это для ответственности их получателей за мелкие описки их выписывателей. Налоговые накладные как бы стали своего рода «последним доводом королей»: если предприятие уверяет, что у него все чисто и честно, ну тогда — что делать — пусть покажет налоговые накладные.

Можно бы, конечно, с них и начать. Ход-то беспроигрышный: налоговых накладных, составленных абсолютно правильно, сегодня нет, а если и есть, то как раз тех, кто их выписал, и надо порой сажать — потому как ничем, кроме производства налоговых накладных, такие грамотные, как правило, не занимаются. Но тогда — если с налоговых накладных начинать — НДС фактически превратится в налог с оборота по ставке 20%, и налоговикам проверять скоро будет некого. Поэтому используется эта штука лишь в крайних случаях.

Прекращение паразитирования на невинных — одна из задач налоговой службы.

5. К этой проблеме примыкает не менее серьезная — возмещение «входного» НДС экспортерам. Их, бедных, «застимулировали» сегодня до такой степени, что они уже не знают, как скрыть и свой экспорт, и связанный с ним долг государства (возникший из-за придуманной для поощрения экспортеров так называемой «нулевой ставки» НДС).

Оказывается, когда предприятие должно государству, это еще не самое страшное. Хуже — когда наоборот: государство должно предприятию. Потому как запроверяет до смерти, а все равно ничего не возместит. Максимум, что могут сделать реально, — посадить директора да бухгалтера. Вот и размышляют бедные экспортеры, что им лучше:

то ли доказывать «втупую» свою правоту;

то ли переходить на безНДСный единый налог (и платить его больше, чем платят НДСники, чтоб только не связываться с долгом себе государства) — для этого большим еще надо грамотно раздробиться;

то ли завести у себя «нормальные» виды деятельности (прикрыв голенький долг не в ту сторону приличными налоговыми обязательствами куда положено);

то ли «экспортировать» внутри Украины, как многие уже наловчились.

Если беспредел с возмещением сохранится, эта «мелочь» угробит и экспорт, и экспортеров.

6. Нередки случаи, когда ГНАУ в своих разъяснениях не толкует законодательство, а, мягко говоря, перетолковывает его. Случаи неудовлетворенности качеством налоговых законов часто вполне объяснимы, но разрешаться подобные ситуации должны не через незаконно-подзаконные искажения, а путем внесения аргументированных предложений в парламент в порядке законодательной инициативы.

Слабое (а порой и практически никакое) участие ГНАУ в формировании законодательной базы оправдать ничем невозможно. Ведь именно налоговикам лучше, чем кому бы то ни было, известны прорехи во всех законах, касающихся налогообложения. А тот бесспорный постулат, что другими органами законодательное творчество ГНАУ должно, безусловно, уравновешиваться, еще не означает полезности отстранения налоговой службы от законописания вообще.

При этом речь идет не о подправлении системы обложения через госбюджетные законы (что незаконно, по нашим подсчетам, как минимум, четырежды), а об участии в создании непосредственно законов о налогах. С противодействием — между прочим — усилиям тех депутатов, которых более всего беспокоит обложение доходов собственных (точнее, тех, кто их для них получает) и у которых «раньше думать о Родине» не выходит. Значит, ГНАУ должна побеспокоиться о ней сама, но не подменяя законодательство, а лоббируя его изменения.

Словом, то же, что и сейчас, но не внаглую, а законно.

7. Ну а многие незаконные разъяснения («опередившие» изменения в законодательстве, которые «под» такие разъяснения еще не успели провести), нуждаются в скорейшей отмене. Это, например:

приравнивание корпоративных прав к… услугам — и на этом основании обложение их НДС;

запрет учитывать валовые затраты по ценным бумагам до их продажи;

неожиданное включение бирж в состав налоговых агентов для удержания налога с доходов физлиц;

произвольные расширения базы обложения единым налогом, куда наряду с положенной выручкой от реализации впихивают и внереализационные суммы, и даже транзитные или вообще возвратные;

многое, очень многое другое.

Ряд писем (например, о применении знаменитого п. 5.9 Закона «О налогообложении прибыли предприятий») явно противоречат друг другу и какие-то из них (желательно — незаконные) тоже надо бы отменить.

8. За неправильные разъяснения ГНАУ и ее сотрудники должны нести ответственность. Кто-то же готовил в свое время дикие и потому впоследствии отмененные (в самых своих резонансных фрагментах) знаменитые приказы № 735 от 30 декабря 1999 года и № 306 от 12 июня 2000 года, а также письмо № 7522/7/23-6217 от 27 апреля 2004 года…

Тем более что статьи, предусматривающие возмещение госорганами причиненного ущерба, в законодательстве имеются. Вот пусть ГНАУ и компенсирует, а ей — «истинные» виновники, то есть должностные лица. Шутка (хоть и законная).

Ну а хотя бы извинений предпринимательство дождется? Римский папа, к примеру, извинился за инквизицию; 735-й и 306-й приказы были, конечно, давно, но все же позже. Так что неких шагов в данном направлении общественность — чтоб впредь неповадно было — очень ожидает. И от ГНАУ, и от непосредственных «писателей».

Кстати, писателей найти порой невозможно. Полуофициальные консультации в «Вестнике налоговой службы Украины» заканчиваются вот каким заменителем подписи: «Ответ(ы) подготовлен(ы) при содействии…» и далее — три-пять фамилий. Ну и кто же «шил костюм»?

Такая безответственность разъясняющих, чуть ли не их безымянность (они содействовали, а кто же писал?) должна, разумеется, остаться в прошлом. Чтоб если кто переусердствовал в незаконных потугах, было с кого спросить.

9. Но разъяснения все равно быть должны (лишь бы только они не искажали законы). Разъяснять необходимо, поскольку многое действительно неясно. Вот лишь некоторые темы, на сегодня налоговыми разъяснениями не освещенные:

можно ли, увеличив цену при продаже физлицу, НДС не увеличивать (п. 4.5 Закона об НДС это вроде как допускает);

необходимо ли в связи с ремонтом основных фондов (п/п. 8.7.1 Закона «О налогообложении прибыли предприятий») каждый квартал перерассчитывать валовые затраты задним числом из-за переструктуризации стоимости улучшений, исчисляемой нарастающим итогом;

готова ли ГНАУ выполнять требования Закона «О налоге на доходы физических лиц» (п. 18.10) о бесплатном заполнении — до 1 марта — деклараций налоговиками для всех желающих;

как рассчитывается оборот у «единоналожников», сравниваемый с предельным для них 1 млн. грн., при посреднических договорах: в базу для сравнения входит только то, что облагается (вознаграждение комиссионера/поверенного) или весь товарооборот, включая не подпадающую под обложение единым налогом стоимость товара…

Речь даже не идет об обязательно «хороших» ответах на эти вопросы. Предпринимательство с благодарностью воспримет любые, лишь бы они были однозначными.

Разумеется, вопросы приведенные — лишь ничтожная песчинка с необозримых пляжей…

10. Украина узаконила совершенно удивительное правило — «кто налоговое разъяснение получает, только тот им и пользуется» (вольный перевод п/п. 4.4.2«д» Закона «О порядке погашения налоговых обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами»). Излишне пояснять, как этим пользуются с обеих сторон «налоговых баррикад». Однако есть у нас и гуманнейшее правило о конфликте интересов: при нормативных противоречиях всегда прав налогоплательщик (это уже вольный перевод п/п. 4.4.1 того же закона). И если всерьез воспринимать второе, то первое уже неважно.

Не работает же у нас «конфликт интересов» в силу банальнейшей причины: нужен он шефу, а знают о нем бухгалтер и юрист, на большинстве предприятий совпадающие в одном лице, каковому лично ничего не надо, поскольку шеф налоговой экономией все равно не поделится, а договориться с проверяющими всегда проще.

Однако если хозяева с бухгалтерами-юристами все-таки договорятся, то бюджету придется туго. А потому непротиворечивость законодательства и разъяснений — забота не столько предприятий, сколько государства, то есть ГНАУ.

Впрочем, если бизнесмены проявят добрую волю и она окажется взаимной, их противостояние налоговикам перерастет в мирное сосуществование. Важно только, чтобы это неизбежное единение успело произойти до того, как замордованные финслужбы предприятий станут от безысходности реализовывать в совсем иных масштабах свои достаточно безграничные возможности антиналогового сопротивления.

Подведем промежуточные итоги. Дорогая ГНАУ! 1) Не убий (бизнес — полицией). 2) Не путай (политику и налогообложение). 3) Не воруй (в смысле — не бери). 4) Не бей невинных. 5) Возмещай. 6) Не обманывай. 7) Отменяй неправильное. 8) Отвечай «за базар». 9) Разъясняй. 10) Будь готова (всегда готова!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *