Правда от меня

Александр Кирш, шеф-редактор журнала «Бухгалтер»

«Правда» Виталия Портникова на TVi 27 сентября 2010 о проекте Налогового кодекса (в гостях — Александр Кирш) На экране — выписка из проправительственного сайта:

— Только 4 местных налогах и сборах; налог на рекламу и рыночный сбор отменяются.

— Уплата налога на транспортные средства ли ко при первой регистрации.

— Постепенное снижение ставки налога на прибыль до 16%.

— Налоговые каникулы для вновь субъектов хозяйствования — юридических лиц и предприятий по объему дохода до 3 млн.


грн.

 

— На 10 г. освобождения от налогообложения налогом на прибыль предприятий легкой, судостроительной и авиастроительной промышленности, гостиничного бизнеса.

— Ставка налога на доходы дифференцированная: 15% и 17% при доходах более 10 мин. зарплат.

— Ну вот, когда посмотришь на все это, — кажется, что действительно создаются определенные условия для развития бизнеса. Или нет?

— Ну, это же зависимости что выбирать из большого Налогового кодекса: он настолько огромен, что в нем действительно может быть и можно найти несколько симпатичное. Как видим, даже это симпатичное — симпатичное не особо. Но в действительности Кодекс «богаче», чем эти несколько строк, и даже если здесь выбирали лучшее (а раз это с сайта Партии регионов, то здесь выбирали лучшее из Кодекса), даже оно не впечатляет. А можно поговорить и о другой «сторону» Кодекса, то есть о том, за счет чего все эти так называемые улучшения и так называемые налоговые каникулы осуществляться. Эти налоговые каникулы — каникулы строгого режима, поскольку речь идет о медленном, постепенном умерщвления единого налога и вообще малого бизнеса в целом. То есть до сих пор будто единственной отдушиной для малого бизнеса был именно единый налог. Теперь его не будет (согласно проекту) для юридических лиц совсем, а для физических лиц он будет с колоссальными ограничениями, в том числе и по количеству работников.

Ну вот почему так сделали, что ЧПЕНам (частным предпринимателем на едином налоге) может быть только тот, у кого не более двух человек? А если у него трое людей, и он всем трем выплачивает легальную заработную плату, с легальным налогом с доходов физических лиц, с начислениями — это что, плохо?

— Я думаю, Александр Викторович, что это сделали для того, чтобы на крупных предприятиях работники не оформлялись как частные предприниматели.

— А для этого есть другая «прекрасная» норма, согласно которой, если больше половины дохода получено из одного источника, то человек считается уже не предпринимателем, а просто работником, и должна платить все налоги на общей системе. Этого вполне достаточно. Получается уже, что у нее должно быть заказчиков как минимум трое, потому что если двое, то точно же на два весь доход не поделится, следовательно, от кого будет больше половины, и ЧПЕНы уже, значит, не предприниматель, поэтому наемных должно быть трое , но даже трех может не хватить, если у нее все равно от одного из них получено более половины общего дохода.

— Это сейчас такая норма?

— Да, это сейчас такое планируется. Эта норма уже достаточно сильна, чтобы защитить бюджет от тех, кто просто переоформився на предпринимателя, а в действительности работает на одно предприятие. Зачем же тогда другие драконовские нормы? Отмена для ЧПЕНов ряда видов деятельности, ограничения всего лишь тремястами тысячами гривен в год, хотя было пятьсот тысяч и спорили о том, на сколько увеличить, а закончили тем, что не только не увеличили, а еще и уменьшают. И при этом все равно нельзя бухгалтерам, рекламным агентствам, нельзя тем, кто занимается аудитом. Нельзя и сдавать в аренду. То есть огромный пласт экономики для ЕП просто запретили.

Но даже тем, кто остался, сделали же колоссальную ставку: максимальная ставка в городах с населением свыше 150 тыс. — это 600 грн. И это еще не все: 600 грн плюс пенсионные сборы, которые приближаются к 400 грн, если считать пенсионными и остальные соцстраха. Вместе имеем уже около 1000 грн. А для тех, кто ведет деятельность более чем в одном регионе, — 1500 грн плюс тоже пенсионные сборы и имеем 1900 грн. А для информатизации, например, 1000 грн плюс опять же пенсионные и прочие сборы — 1400.

А какой смысл? Информатизацию просто зарегистрируют в другой стране. Это такой вид деятельности, который элементарно просто зарегистрировать в другой стране. А как проверить, например, стоматолога, если он перейдет на единый налог и просто не будет оформлять все заказы через регистратор расчетных операций? Вы себе представляете контрольную покупку у стоматолога? Контрольное вырывания зубов? Вот для этого и придумали единый налог, чтобы те, кого проверить невозможно, платили хотя бы 200 грн. И 200 — платили, а теперь, когда будет 1000, они уйдут в тень.

— То есть вы считаете, что Налоговый кодекс — это действительно дорога в тень для большого количества людей.

— Ну, по крайней мере, для малого бизнеса — точно. Но это проблема не только малого бизнеса. Понимаете, раз не будет единоналожников и не будет малого бизнеса, то не будет и дешевых товаров, т.е. вырастут цены. С другой стороны, когда на рынок выбрасывается такое количество рабочей силы-бывшие единоналожники, те, кто в них работал, те, кто работал на единоналожный предприятиях, которых теперь вообще не будет, то получается, что зарплата снизится, поскольку на рынок выбросится огромное количество безработных. А цены, повторю, возрастут, потому что кто производил дешевые товары или продавал их по дешевке? Те же единоналожники! Выходят колоссальные ножницы: цены растут, зарплата падает. Зарплата падает из-за того, что их, безработных, теперь много, и можно уже выбирать между ними, а цены растут, потому что нет тех, кто дешево делал и продавал. То есть здесь страдают не только единоналожники и не только малый бизнес. Страдают все.

— Давайте посмотрим, что скажет министр Азаров по снижению финансовой планки для упрощенцев.

Азаров мелет то, что и всегда. ] — Что скажете?

— Здесь общая логика правительства. Понимаете, о предпринимателях судят за этими единицами, которые используют единый налог для обналичивания. Но вместе с грязной водой выбрасывают и ребенка, считая, что лучше бороться с перхотью гильотиной, т.е. отрубить голову вообще. А давайте подумаем. Кому выгодна ставка, например, 1500 грн плюс 400 грн социальных страховых взносов — вместе 1900? Она выгодна как раз только тем, кто переводил в наличность. Им почти все равно: было 200, стало 1900, если они это используют для обналичивания, то им такое повышение неприятное, но в конечном итоге нестрашное. А вот тот, кто получал 5000 или 6000 грн, или, тем более, 3000 или 4000 грн, кто использовал единый налог не для обналичивания, а реально работал и зарабатывал те несчастные 3, 4, 5, 6 тыс., платить почти 2000 грн не сможет. А тем, кто обналичивал, просто чихнуть — ну и хорошо, оплатим немножко больше. Для них это не проблема. Поэтому, по сути, при этом новом едином налоге только обналичивание и останется. Или супернадквалификовани [как я], которых очень мало.

— А почему тогда правительство соглашается с такими мерами?

— Вы понимаете, это одна из ошибок, которой грешит любая власть, придя к власти. Мы уже помним — лет 5 назад тоже были внезапные изменения в налоговом законодательстве, которые потом менялись и в конечном итоге от них почти ничего не осталось. Но тот, кто во время действия этих плохих законов испугался и ушел в тень, назад уже не вернулся. Поэтому дорога в тень — это дорога в один конец. Когда они потом все это отменят и вернутся в предварительную повестку, те, кому в тени понравилось, назад не вернутся. В этом проблема.

— Я так понимаю, что нынешний порядок тоже не идеален для развития экономики?

— Он не идеален, но он был лучше, чем то, что делают сейчас. При нем мог как-то выживать малый бизнес. Была занятость большого числа населения, и все же были точки, где можно было купить товары или услуги дешево. А теперь этих точек не останется. Все будет дорого. Супермаркеты остаются без конкуренции. Фактически это та самая линия, которая проходит в виде отмены секонд-хенда. Это беда нашей легкой промышленности, она честной конкуренции с импортными обноски уже не выдерживает. И мы поддерживаем крупного производителя за счет ограничения совсем малого бизнеса. Ничего хорошего из этого не будет. Мы заменяем рыночную конкуренцию административной поддержкой крупного бизнеса. Загоняя малый бизнес в тень.

На экране кто-то очень ругает Кодекс, путая ЧПЕНов с ЮрЕПамы] — Прокомментируйте.

— Действительности вовсе «изымаются» юридические лица на едином налоге. И их действительно совсем не будет. А физических лиц просто будет меньше, намного меньше, и им станет намного труднее.

Между прочим, хуже становится не только малому бизнесу, хуже становится и «нормальном». Например, все предприятия через внезапный переход на так называемый метод начислений останутся протяжении длительного периода просто без валовых расходов. И у них налог на прибыль будет браться фактически через этот переходный период не из прибыли, а из всего оборота. Потому что при переходе на метод начислений им скажут, что «старые» расходы у них уже были, а новые будут позже, так что теперь просто переходный период без затрат. Тогда действительно понятно, почему они собираются уменьшать ставку налога на прибыль, хотя бизнес не просил об этом. Это очень большая глупость — уменьшать ставку налога на прибыль, тогда как бюджетные планы растут. Теперь мы видим, за счет чего они снижают ставку: ставку они снижают, но налог некоторое время платить по всему оборота, потому что «старые» затраты уже учли по первому событию, а новых по первому событию не будет, они возникнут гораздо позже, при отгрузке . И в течение первого цикла все предприятия без валовых расходов, через что налог на прибыль и возьмут из всего оборота. Вот в чем проблема.

— Предприниматель молчит. Вы замечаете?

— Ну, предприниматель возмущается, просто тихо. Предприниматели уже ко всему привыкли и, наконец, они для себя решили: ну жили же мы как-то в 90-е годы (в самом начале) без единого налога. Будем жить так же. То есть будет у них бизнес не светлый, не серый, а черный.

И ничего плохого я в этом не вижу. Более того, я считаю, что в дни кризиса (в дни глубокого кризиса!) Наша экономика не рухнула, а все же, хоть и с трудом, выжила — именно благодаря большому удельному весу теневой экономики. Если бы, не дай Бог, все было на свете, то этих налогов в кризисных условиях экономика не выдержала бы. А так, благодаря тому, что большая часть прячется в тени, она все-таки уцелела. Поэтому в том, что сейчас перейдут из света в тень, нет ничего плохого. Следующий кризис мы уже встретим во всеоружии.

— Это значит что государство не развивается.

— А что такое государство? Нет ни одного государства. Государство — совокупность чиновников, которые просто думают о том, что есть сейчас, у которых совсем нет экономической стратегии, о будущий год говорят, что у нас в стране до него еще надо дожить. Стратегии нет — нет государства. Есть группа чиновников, завтра будет другая.

— Если теневая экономика, группа чиновников может править страной вечно.

— Ну, в какой степени даже теми, кто будет в тени, эта группа чиновников все равно руководить, потому что она будет показывать, куда идти снимать и создавать крышу для конвертационных центров. Просто это будут не те крыши, которые были раньше, а новые крыши, под эгидой новой власти, и, видимо, их станет больше.

— Вся идея — создание большого обналичивание?

— Как минимум — погубить ту экономику, которая находится на свету, так как она плохо переносит кризиса и вообще плохо себя ведет. Перевести ее в тень, ну а кто тенью командовать, посмотрим.

На экране — Кинах. То говорит. ] — Вы согласны?

— Я считаю, что действительно новый Налоговый кодекс создает все условия для формирования среднего класса через тенизацию экономики. И как в Советском Союзе лучше жили цеховики, так и с новым Налоговым кодексом тот, кто с малого бизнеса скорее убежит в тень и там обживется, действительно получит все условия для вхождения в средний класс. Другого пути сегодня нет.

Если крыша будет оттуда, откуда надо, то дамоклова меча не будет, а когда власть изменится, они изменят крышу. Все в порядке, это мы все уже проходили.

— Это же хождение по кругу.

— Не сейте панику. Я считаю, что нужно не сворачивать бизнес, не переводить в другие страны, не переводить в Россию, а приспосабливаться к новым экономическим условиям, к новой экономической политике. Которая заключается в том, что будет больше конвертационных центров, больший удельный вес серого и совсем черной экономики, нужно просто каждому бизнесмену найти в ней свое скромное место. Я думаю, что власти даже тихонько подсказывать, куда именно идти и где именно будет именно его кусочек черной экономики. Все нормально.

— Вы — апологет тени.

— Нет, апологет тени — это объективно власть, которая не создает условия для бизнеса на свете, и в таких условиях ничего не остается, кроме ухода в тень, которую я придумал, но в которую выгоняет, выпихивает светлый бизнес власть. И там уже можно будет спокойно продолжать бизнес, не волнуясь о том, что от следующего переворота крышу пойдет. Крыша не пойдет, просто у него появится новый покровитель, ничего страшного.

— Большая проблема для всей страны.

— Да, это проблема уже страны в целом. Следовательно, страна где ошиблась и теперь должна за это расплачиваться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *