Британские Виргинские Острова уже не офшор!

Николай Лаевский, ConsulcoWorldwide Group

В последние годы Британские Виргинские Острова (БВО) входят в десятку главных инвесторов экономики Украины с долей в общем объеме инвестиций 3,8%, что составляет $ 0810 млн, и приростом за 2006 год — $ 0,07 млрд.

Не секрет, что это стало возможным благодаря офшорному статусу этого небольшого государства, которая снискала себе славу одного из крупнейших и популярных международных деловых и финансовых оффшорных центров благодаря тысячам зарегистрированных здесь морских судов и общих фондов , сотням страховых и доверительных компаний из владения и управления имуществом, сотням тысяч компаний международного бизнеса.

Однако недавно полноценность оффшорного статуса БВО изменилась.


Оффшорный бизнес с его многочисленными и разнообразными нерезидентными юридическими структурами считается в мире высокоинтеллектуальным продуктом; своеобразным надгосударственным образованием, в чьем поле, по оценкам международных экспертов, вращается около 50% мирового ВВП.

 

Некоторые украинские консультанты — посредники иностранных фирм (оффшорных провайдеров), предоставляющих услуги по регистрации и сопровождению нерезидентных фирм для украинских бизнесменов, не всегда могут самостоятельно отслеживать текущие изменения в законодательстве того или иного государства, равно как и требовать от своих офшорных коллег своевременную информацию об изменениях для своевременного информирования своих клиентов.

Таких консультантов можно понять. Оффшорный бизнес не является для них основным, а за отслеживание информации о текущих изменениях нужно платить по европейским расценкам, что может лишить наших «офшорникив» ценовых конкурентных преимуществ.

Но ни те, ни другие не забывают взимать с клиентов суммы, и порой значительные, за ежегодное обслуживание нерезидентных структур. Вместе с тем любой юрист понимает, что без постоянно обновляемой законодательной базы нельзя считать такое сопровождение полноценным: изменения бывают значительными и могут иметь соответствующие последствия.

Например, был случай в оффшорной Ирландии, когда украинский бенефициарные владельцы проснулись владельцами компаний Евросозу с обязанностью заплатить европейские налоги со своих офшорных «откатов».

Исключением стало немного наших дальновидных сограждан, кому «посчастливилось» обслуживаться у профессионалов. Тех, кто не экономит денег на департаментах налогового планирования и информационного обеспечения.

Ведущие компании мира по предоставлению офшорных услуг начали перевод компаний и их активов с БВО в другие юрисдикции еще в 2005 году.

Как отмечалось, БВО протяжении последних лет входит в десятку главных инвесторов экономики Украины.

С 01.01.2007 г. на БВО вступил в силу новый Закон о бизнес-компании, принятый 2004 года (с изменениями и дополнениями). Предыдущий — International Business Company Act, Cap 291 — отменен.

Этот документ принят на Островах не случайно, под многолетним, целеустремленным и консолидированным давлением международных организаций мирового сообщества по противодействию оффшорным территориям — FATF, FINCEN, OECD т.д.

Новый закон обязывает компанию, зарегистрированную на БВО, предоставлять по запросам соответствующих органов информацию о всех финансовых трансакциях.

За невыполнение этого требования предусматривается штраф $ 10000.

Кроме того, Законом введено обязательное ведение записей, отражающих финансовую деятельность компании. Нарушение этого требования также карается.

Например, по Business Company Act, 2004 (revised as of 1-st of January 2006):

«Финансовые записи Компания должна сохранять записи, которые достаточны для того, чтобы:

— пред ‘представить и объяснить трансакции компании;

— помочь в любое время объяснить финансовую ситуацию компании с достаточной точностью.

Компания, которая нарушает положения этого пункта, совершает преступление, подлежит осуждению и штрафа в размере $ 10000 ».

Что это означает для украинских бизнесменов, которые используют такие компании?

Отныне Британские Виргинские Острова, которые уступили под натиском антиофшорних структур, нельзя считать полноценной оффшорной государством в классическом смысле.

Сегодня компания обязана вести отчетность, которая увеличивает стоимость ее ежегодного содержания.

Кроме того, по мотивированному запросу островная компания будет вынуждена выдать информацию о всех своих финансовых операциях.

Для тех, кто за занятости не достаточно информирован об офшорных хитросплетения, нелишне узнать, что значительные суммы, как правило, попадают в оффшор без веских оснований, контрактов, налоговых последствий благодаря тому, что в оффшорах НЕТ налогообложения, не обязательно ‘Обязательное ведение и представление отчетности, ослабленный или практически отсутствует валютный контроль.

Часто все ограничивается ежегодным незначительным фиксированным пошлиной, требованиями подтверждения фактического нерезидентного владения, основанного на положениях законодательства о доверительных собственников, и ведение бизнеса за пределами территории офшорной государства.

Средства из офшора попадают в Украину напрямую или через другие, уже не оффшорные, а, как правило, респектабельные государства.

Особенно это актуально сегодня, когда в апреле этого года ГНА Украины издала Методические рекомендации по особенностям проведения проверок субъектов хозяйствования, которые декларируют отрицательное значение объектов налогообложения (убыточные предприятия), утвержденные письмом от 02.04.2007 г г. № 6448/7/23-5017.

Особое внимание контролирующих органов будет уделяться наличию в цепочке контрагентов по конкретным видам операций подозрительных субъектов: фиктивных фирм, нерезидентов, юридических лиц, не представляют налоговую отчетность или подают ее с нулевыми показателями.

Признание хотя бы одной фирмы в этой цепочке фиктивной повлечет признание недействительными всех сделок, в которых она участвовала.

Благодаря усилиям администрации президента США Джорджа Буша в апреле 2002 года правительство Британских Виргинских островов (БВО) заключил соглашения с Организацией Экономического Сотрудничества и Развития и правительством США (вступили в силу 01.01.2004 г.) и взял на себя обязательство соблюдать принципов «прозрачности» и эффективного обмена информацией по вопросам налогообложения.

Кроме того, действующая Конвенция между правительством Украины и правительством США об избежании двойного налогообложения и предотвращении налоговых уклонений относительно налогов на доходы и капитал (Конвенция ратифицирована Законом от 26.05.95 г. № 180/95-ВР).

Таким образом, появилась законная возможность через третью страну в рамках взаимопомощи отследить цепочку движения средств на одном из его ранних этапов. Пренебрежение этой информацией может иметь фатальные последствия для бизнес-структур. Как следствие, наблюдается отток средств, перевода активов и компаний по БВО к другим юрисдикциям.

Вместе с этим наблюдается и стремление деловых кругов Украины к фундаментальным знаниям в области оффшорного бизнеса, что выражается в рассудительном выборе (смене) регистраторов и фирм, предоставляющих оффшорные услуги; в понимании, что за квалифицированное и надежное использование преимуществ нерезидентных структур следует платить разумную цену. Для украинском, использующих нерезидентные фирмы как естественные и необходимые бизнес-инструменты налоговой оптимизации, свободного распоряжения собственными средствами и защиты активов от принудительного изъятия, оффшорный бизнес, как и раньше, остается чрезвычайно актуальным, впрочем, как и во всем мире *.

* По материалам российского издания журнала Forbes (апрель 2007) со ссылкой на американскую общественную организацию Citizen Works:

Компания Halliburton имела в 1997 году в налоговых гаванях 8 дочерних компаний, а в 2004 — уже 58;

PepsiCo соответственно — 14 и 29;

Boeing — 10 и 31.

Известная шведская IKEA принадлежит голландскому траста Stichting IngkaFoundation.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *